Александр (boroda_v_nature) wrote,
Александр
boroda_v_nature

Categories:

ПРО и люди

Возвращаясь  постоянно к написанному в последние годы жизни В Г Репиным нашел вот это.
В.Г. Репин, "События и люди" (из книги Н.Г. Завалия "Рубежи обороны - в космосе и на земле. Очерки истории ракетно-космической обороны", М., 2003)
Про то, кто и как нами руководил и про Леонида Ильича в том числе. Стиль исключительно репинский!



Коль скоро зашла речь о высших руководителях, скажу еще об одном. За время моей работы главным конструктором сменилось четыре Верховных Главнокомандующих, и только один из них, обзываемый кем ни попало маразматиком, Л.И. Брежнев, счел для себя необходимой личную беседу с главным конструктором по вопросам использования им, как Верховным Главнокомандующим, информации предупреждения о ракетном нападении. Некоторое время спустя после ввода в действие первой очереди СПРН он вызвал меня и около полутора часов пытал, какова достоверность обобщенных и точность количественных оценок ракетной обстановки, какой смысл имеют разные сигналы предупреждения, почему некоторые из них требуют только повышенного внимания, а некоторые — решительных действий с возможно необратимыми последствиями. Только эта беседа для меня полное доказательство мерзопакостности тех, кто обзывал и высмеивал Брежнева.
 
И в последние годы его жизни я был свидетелем живого интереса к делу и полной ясности ума этого человека. В 1980 году под его председательством состоялось специальное заседание Совета Обороны СССР, посвященное вопросам СПРН. Докладывали начальник Генерального штаба Н.В. Огарков — о задачах СПРН и состоянии системы, несущей боевое дежурство, я — о техническом содержании программы работ по развитию и совершенствованию СПРН и министр радиопромышленности П.С. Плешаков —производственном обеспечении этой программы и потребностях в дополнительных ресурсах. Л.И. Брежнев проявил неподдельный интерес, задавал много вопросов, вникая в суть проблем, по ходу заседания вносил поправки в подготовленный проект решения. Его активное поведение сильно контрастировало по сравнению с поведением других членов Совета Обороны. Конечно, не менее активен был Д.Ф. Устинов, а вот, например, А.А. Громыко все заседание просидел молча, хотя, казалось бы, проблемы ракетно-ядерного сдерживания и его информационного обеспечения касались и министра иностранных дел. Ю.В. Андропов оживился единственный раз. Отвечая на вопрос Л.И. Брежнева, почему доложенная программа не предусматривает создания новых средств загоризонтной радиолокации, я сказал, что они не оправдали себя в должной мере и, более того, один из уже созданных узлов ЗГРЛ в районе Чернобыля из-за сильных помех на полярной трассе распространения целесообразно вывести из дежурного состава системы и использовать его только для исследовательских работ. Брежнев отреагировал новым вопросом, что же это — невозможно было спрогнозировать трудности или чье-то разгильдяйство, заслуживающее наказания. Вот здесь Андропов (тогда председатель КГБ) и поднял лицо от своих бумаг, но через пару минут, когда Брежнев удовлетворился разъяснением, снова • вернулся к ним и больше уже ничем не поинтересовался.

Tags: ПРО, Светлая память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments